Выиграть у ЦБ: миссия выполнима

Выиграть у ЦБ: миссия выполнима

По статистике, собранной аналитиками «Право.ru», за последние 5 лет банки стали все чаще судиться с ЦБ.

Если в 2013 году было лишь 53 таких дела, то уже спустя три года их количество увеличилось до 105 споров. Несмотря на кажущуюся «непогрешимость» регулятора, банкам в таких разбирательствах все же удается доказать незаконность действий ЦБ и вернуть себе лицензии. Благодаря чему у кредитных организаций получалось одолеть Центробанк в суде – читайте в нашем материале.

Первым российским банком, который смог вернуть себе отозванную лицензию в судебном порядке, стал «Империал». На тот момент одна из крупнейших кредитных организаций с трудом пережила кризис 1998 года. И ЦБ решил прекратить ее деятельность, потому что у банка скопился приличные долг кредиторами. В 1999 годом «Империал» и вовсе признали банкротом, но пару месяцев спустя руководство кредитной организации смогло вернуть себе лицензию через суд. Служители Фемиды приняли тогда беспрецедентное решение – они запретили ЦБ впредь отзывать у этого банка лицензию. В начале и середине 2000-х годов подвиг «Империала» смогли повторить лишь две кредитные организации. Право на свою дальнейшую деятельность в 2002 году отстоял в суде «Объединенный промышленный банк», а четырьмя годами позже лицензию смог вернуть себе и «РТБ-банк». «Право.ru» подробнее проанализировало более поздние дела, в которых кредитным организациям тоже удалось одержать победы в резонансных спорах с Центробанком.

РБДС против ЦБ

Осенью 2008 года ЦБ, проводя свою очередную проверку, установил, что Русский банк делового сотрудничества по месту официальной регистрации в Малом Левшинском переулке отсутствует, а собственники помещений сведений о нем не имеют. Регулятор сразу же вынес в адрес РБДС предписание, которым обязал кредитную организацию сообщить о своем местонахождении. Банк в ответ сообщил, что не планирует смену юридического адреса, а помещение в Малом Левшинском переулке покинул лишь на время капитального ремонта.

В декабре 2008 года ЦБ направил в кредитную организацию требование уплатить штраф в размере 182 000 руб. за неисполнение первого предписания и устранить нарушения. То есть, принудительно поменять местонахождение. Так и не дождавшись требуемых изменений от РБДС, регулятор спустя год издал приказ о лишении банка лицензии с апреля 2010 года.

Руководство кредитной организации тогда оспорило в Арбитражный суд Москвы два предписания ЦБ от 31 октября и 16 декабря 2008 года. Суды всех инстанций признали акты регулятора незаконными. В обоснование такого решения, служители Фемиды сослались на то, что законодательство не предусматривает возможность принудительно принять решение об изменении места нахождения юрлица. Кроме того, по мнению судов, в спорной ситуации отсутствовала угроза интересам вкладчиков и кредиторов: банк не осуществлял никаких операций, и в его управлении значился лишь один участник.

«Вест» против ЦБ

В начале 2010 года ЦБ лишил лицензии банк «Вест». Причиной к такой санкции стало то, что кредитная организация, по мнению регулятора, на 1 января 2010 года не довела размер своего капитала до объема, которого требует ФЗ «О банках и банковской деятельности» – 90 млн. руб. В мотивировочной части акта ЦБ также указано, что «руководство и участники (или акционеры) банка не приняли результативных мер, направленных на соблюдение требований законодательства при увеличении размера ее капитала».

Руководство «Веста» обратилось в суд с требованием признать решение ЦБ недействительным. Акционеры банка заявили, что самостоятельно увеличили капитал кредитной организации до 90 млн. руб. еще в декабре 2009 года, однако ЦБ тогда отказался регистрировать это изменение уставного капитала. Регулятор в своем решении сослался на формальное основание: пакет документов, представленный банком, не соответствовал требованиям Центробанка. Кроме того, по мнению ЦБ, «Вест» нарушил все сроки подачи заявления об увеличении уставного капитала.

В защиту своей позиции юристы кредитной организации сослались на акт проверки ЦБ в декабре 2009 года. Тогда финансовые ревизоры установили наличие необходимых средств в банке, что и зафиксировали в документах. Однако в суде ЦБ заявил, что эти бумаги не могут считаться доказательствами по делу. Адвокаты «Веста» в ответ пояснили, что ФЗ «О банках и банковской деятельности» не содержит требования отбирать лицензию у кредитной организации из-за невыполнения инструкций ЦБ РФ. В спорном случае же имело место как раз такое нарушение. Юристы истца подчеркнули, что лишить лицензии банк можно из-за отсутствия средств. А в рассматриваемой ситуации «живые деньги» у «Веста» были.

Представители заявителя отметили, что увеличением собственных средств кредитной организации следует считать фактическое увеличение уставного капитала. И это подтверждалось в том числе и предоставленными в ЦБ платежками от 25 декабря 2009 года. Учитывая все перечисленные обстоятельства АСГМ, в мае 2010 года вынес решение в пользу истца. Акт первой инстанции в дальнейшем устоял во всех вышестоящих судах. Таким образом, «Весту» удалось вернуть себе лицензию.

«Атлас банк» против ЦБ

Весной 2014 года Центробанк отозвал лицензию у ООО «Атлас Банк» (учредитель – черногорский «Атлас Банк АО Подгорица») по результатам проверки его деятельности за 2013 год. Регулятор счел, что кредитная организация не определила бенефициаров и не получала информацию о целях деятельности восьми клиентов-юрлиц, чем нарушила подп. 1.1 и 2 п. 1 ст. 7 Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Кредитная организация определила конечными владельцами единственных участников восьми предприятий. Однако, по мнению ЦБ, этого недостаточно: нужно было провести работу по выявлению иных возможных бенефициаров компаний-клиентов. Чиновники обнаружили, что во внутренних правилах банка отсутствует порядок проверки клиентов. При отзыве лицензии регулятор учел и то, что банк несвоевременно отчитался об одной из операций, которая подлежала обязательному контролю. Помимо этого, как следует из объяснения ЦБ, в 2013 году «Атлас Банк» принял участие «в сомнительных операциях» по выводу из России 9 млрд. руб.

«Атлас Банк» и его черногорский учредитель не согласились с таким радикальным решением регулятора и потребовали признать его недействительным (дело № А40-88965/2014). По мнению заявителей, если у юрлица один учредитель, то он и является бенефициарным владельцем компании: значит, здесь банк не допустил нарушений. Несвоевременный отчет об операции банк объяснил сбоем автоматизированной системы. Судья АСГМ, Дмитрий Вигдорчик, не прислушался к доводам заявителей и отказал им. В своем решении он написал, что ошибка программы не снимает с банка вины. Служитель Фемиды не принял довод о единственных участниках предприятий, поскольку банк не доказал, что предпринимал меры для выявления бенефициаров. Вигдорчик согласился с ЦБ и в том, что истец не узнавал целей деятельности и иной информации о клиентах. Кроме того, судья пришел к выводу, что приказ Банка России не ограничивает прав и интересов заявителей, так как его причиной послужила их же собственная неосмотрительность. Таким образом, АСГМ назвал акт госоргана фактором предпринимательского риска.

«Атлас Банк» и его учредитель не согласились с этим решением. В своей апелляционной жалобе они указали, что Закон о противодействии легализации, на который ссылался госорган, лишь говорит о необходимости проверок, но не содержит их механизма. ЦБ ликвидировал этот пробел своими указаниями лишь в 2014 году, а проверка проводилась за 2013-й. Поэтому, как считают представители «Атлас Банка», он кредитной организации приходилось руководствоваться лишь общими нормами. 9 Арбитражный апелляционный суд признал доводы заявителей обоснованными и 16 февраля 2015 года удовлетворил их жалобу. Жанна Поташова, Дмитрий Лепихин и Людмила Яковлева написали в своем постановлении, что деятельность банка по сбору информации о клиентах отвечает требованиям закона. Судьи сочли сведения о бенефициарах восьми клиентов-юрлиц вполне достаточными и отметили, что ЦБ должен был доказать их недостоверность или неточность. Несвоевременный отчет о банковской операции, по мнению суда, не является существенным нарушением, ведь он был единичным и произошел по причине, не зависящей от заявителя. Апелляция указала, что меры, связанные с ограничением прав и свобод, должны быть адекватны правонарушениям. При этом нужно гарантировать защиту прав слабой стороне – проверяемому субъекту, подчеркнул суд. Решение 9-го ААС устояло и в вышестоящих инстанциях.

Add Comment